?

Log in

No account? Create an account

Из неотправленных писем к Незнакомке. Письмо 2.

Jan. 1st, 1999 | 10:16 am

Сегодня я снова проснулся среди ночи. Как вчера, позавчера... Такое бывало и прежде, когда я был влюблен. Но впервые, проснувшись, я помнил свой сон. И впервые для меня стали проступать отдельные черты твоего лица, то, соединяясь в неясный образ, то, вновь растворяясь в тумане пробуждающегося сознания. Я сидел в комнате и что-то налаживал, возможно, какую-то программу. За моей спиной в некотором отдалении сновали с какими-то бумагами люди. К комнате примыкал зал с огромной электронной картой во всю стену, ее кусочек был виден мне в проеме стены, а уменьшенная копия светилась передо мной на поверхности стола - именно с ней я и возился. Что-то не ладилось. Ко мне подходили люди, я что-то у них выспрашивал. Несколько раз ко мне подходила ты с какими-то вопросами, с какой-то тетрадью. Мне было не до тебя... И ты понимала это. Но вот наконец получилось. Что-то сверкнуло на большой карте в зале и отозвалось вспышкой на столе передо мной. Я откинулся на спинку кресла, довольный собой и в этот миг вновь подошла ты. Мы склонились над какими-то цифрами, значками и, обернувшись, я вдруг почувствовал твое дыхание так близко. Я потянулся еще чуть-чуть и на мгновенье наши губы соприкоснулись. Ну, ладно, - проговорила ты и спешно собрав листки выбежала из комнаты. Уже пробуждаясь, я подумал - надо пойти за тобой, пойти прямо сейчас, немедленно. Потом будет поздно... Последователи доктора Фрейда и прочие знатоки подсознания, разложат мой сон на атомы и электроны. Они расскажут тебе о моих комплексах и проблемах. Но от них ускользнет очарование того поцелуя, твое смущение и румянец, который я, конечно, не помню, но который должен был быть... Весь день я пытался вспомнить тебя. Мы встречались, но где? В Москве или Киеве, Новосибирске или Владивостоке? Или в заброшенном маленьком городке на краю ойкумены, в крошечной библиотеке, где я брал книги, которые не читал, лишь затем, чтобы иметь повод зайти к тебе снова.

Link | Leave a comment |

Из неотправленных писем к Незнакомке. Письмо 4.

Jan. 1st, 1999 | 10:14 am

Ты смотришь в зеркало... Как разбегаются морщинки возле глаз! Раньше всех забавляло, как ты смеялась. Ты сильно щурилась при этом и тебя спрашивали в шутку - видишь ли ты что-нибудь, когда смеешься. Теперь же ты думаешь, что надо было смеяться тогда одними лишь уголками губ. Теперь ты выспрашиваешь подруг, смотришь в витринах, следишь за рекламой и жестом останавливаешь тех, кто мешает тебе разговорами, когда очередной оракул вещает об очередной панацее, средстве, способном продлить или вернуть твою молодость. Ты смотришь в зеркало... В твоих глазах все больше смирения. "Вот еще один день, вот еще один час, вот еще одна ночь без любви..." Неужели, думаешь ты, ничего уже не случится и тот самый день, та ночь, то мгновенье никогда не повторятся. Как быстро стало идти время. Оглянуться не успеешь, как снова наступил понедельник. Дни уже не проходят - они пробегают. Гирьки ходиков становятся тяжелей день ото дня и стрелки на часах набирают все новые обороты. А ведь когда-то все было по-другому. Как долго тянулись дни, когда в детстве ты не могла дождаться Нового Года. Урок в школе казался тебе бесконечным, когда за окном распускалась сирень. Минуты юности плыли, как облака, когда ты безмятежно лежала на пляже, заботясь лишь о загаре. А помнишь, каким невыносимо долгим был день, вечер которого обещал тебе встречу с любимым. Раньше время проходило через тебя и ты могла ощутить каждый прожитый миг, а теперь - мгновенья лишь задевают тебя, они пробегают мимо - им нет до тебя дела. Час за часом и день за днем, год за годом... Тебе кажется, что время, а вместе с ним и остаток твоей жизни сжимается, как шагреневая кожа. Будущее, которое так хотелось приблизить в детстве, теперь неумолимо притягивает и увлекает тебя против твоей воли, подобно черной дыре, из объятий которой не сможет вырваться ни луч света, ни даже просьба о помощи. Ты устала и ты говоришь себе - ничто уже не изменить, и ничто уже не поможет. Но на самом деле все, что нужно тебе - обрести смысл и оправдание своего существования. Легко сказать, ответишь ты и, наверное, будешь права, но, Господи, как же мне хочется помочь тебе и себе в этом.

Link | Leave a comment |

Из неотправленных писем к Незнакомке. Письмо 5.

Jan. 1st, 1999 | 10:13 am

Вчера замечательный человек и известный литературный критик, публикации которой я с удовольствием читаю уже лет десять, в одной из телепередач связала понятие стиля с вкусом, и далее - вкуса с мерой. Наверное, это не покажется последней новостью каждому, кто имеет возможность думать и находит, к тому же, в этом удовольствие. Вот и я, недавно, в разговоре с моим другом, имеющим, подобно мне, склонность к размышлениям, затронул эту непростую, но интересную тему. С присущими моему стилю (NB!) утрированием и гиперболизацией я заявил ему, что более всего в человеке следует ценить стиль. Стиль - это, если хотите, дактилоскопия души - универсальный идентификатор личности. Увы, не каждый способен, применить эту дактилоскопию на практике, и я отнюдь не из тех, кому это легко удается. Но, думается, найдется человек, который сможет, например, "вычислить" меня, прочитав эти письма, стилистика текста давно используется для аутентификации. Ведь можно изменить почерк, перекрасить волосы и даже сменить цвет кожи, можно начать говорить на несвойственные темы, но мыслить по-иному сразу не научишься и, рано или поздно, образ мыслей прорвется наружу и выкажет себя. Ну, а если научишься думать иначе, то и станешь тогда другим человеком. Стиль проявляет себя не только в речи, но и в манерах, во вкусе. Недавно я стал свидетелем красноречивой картинки. Человек с положением, которого многие, возможно, относят к интеллигенции, шел на работу. Рядом с ним шла женщина, работающая в той же организации, но стоящей ниже его на ступенях служебной лестницы. Тем не менее, они были знакомы, шли рядом и даже о чем-то между собой говорили. И во всем этом не было бы ровно ничего примечательного, если не упомянуть о весеннем дожде, который лил в это время, как из ведра. Женщина, у которой не случилось зонта, шла по левую руку от нашего персонажа, державшего свой зонт, можете себе представить, в правой руке. Меня эта сценка поразила, хотя я знаю этого человека не понаслышке и мог бы ожидать подобное. Я знаю также, что у него весьма дурной вкус. На него нельзя положиться. Он груб. Он не стесняется в выборе средств. Он падок на громкие и фальшивые звания никому неизвестных академий, гордость же, с какой он о них упоминает, можно сравнить с гордостью туземца, выменявшего реликвии предков на стеклянные бусы. Все эти качества - явления одного ряда, связанные своей внутренней логикой и непротиворечивостью, единым стилем. В отдельном жесте, фразе и поступке и даже в единственной детали одежды может отразиться весь человек. Я люблю тебя, и потому ты всегда так элегантно одета. Иначе я бы не смог любить тебя. Тебе недоступны дорогие наряды, но ты всегда выглядишь такой обольстительной. Ты всегда придумаешь что-то, чтобы вновь предстать неожиданной и желанной. Неизвестность, непознанность манят меня и ты хорошо знаешь об этом. Я люблю тебя потому, что мне близок твой стиль - неповторимый рисунок души.

Link | Leave a comment |

Из неотправленных писем к Незнакомке. Письмо 7.

Jan. 1st, 1999 | 10:11 am

Живой человек любит риск, он часто ходит по самой кромке и в любой момент может оступиться. Тебе нравятся эти люди. Они небезупречны, потому что за их плечами осталось достаточно времени, чтобы наделать ошибок. Но ты прощаешь их, если только в их проступках не было злого умысла и корысти. Ведь только живое и может ошибаться. Живое - это, то что ошибается и только неживая машина всегда права. Программист может допустить ошибку в программе, инженер - в расчете, рабочий может недокрутить гайку, но машина не может ошибиться, потому что у нее нет выбора. Эгоизм и ограниченность, нетерпимость и насилие - это все можно встретить у тех, чья душа попрежнему пребывает в рабстве, несмотря на современную упаковку. Подобно вчерашней крестьянке из Юго-Восточной Азии, оказавшейся благодаря капризам мировой экономической конъюнктуры у конвейера новейшей микропроцессорной линии, эти люди тщательно выполняют заложенные в них программы морали и "мироустройства". Они обычно - самые строгие судьи, это они линчуют и сжигают на кострах. Они смертельно боятся оступиться, так как тут же окажутся беспомощными - ведь не они придумывали эти законы и они никогда не смогут толком их обосновать. Они будут беспомощно оглядываться вокруг, ожидая инструкций. С радостью и облегчением они пойдут за тем, кто скажет, что им следует делать.

Link | Leave a comment |

Любителям фантастики

Jan. 1st, 1985 | 10:13 am

Давно собирался обновить и отредактировать свой очень старый рассказ - еще из того времени, когда читал много фантастики. И вот наконец-то это сделал. Надеюсь, что вам понравится.
(комментарий от 22 июня 2008)


МАДОННА

Люди, как люди, - подумал Дядюшка, наблюдая, как зеленокожие инопланетяне поедают яичницу, заправляя ее смородиновым сиропом, - вот разве что лбы немного широкие по нашим понятиям.

Здесь неподалеку от его захолустного Корнфилда недавно построили ракетодром и теперь дня не проходило, чтобы в его ресторанчике, который так и назывался «У Дядюшки» не появлялись разные существа с дальних планет. И чего только они не просили поесть… Но вот, что действительно удивительно – почти всем приходилась по душе его яичница с ветчиной. А по правде сказать, утром ничего другого он и не мог предложить – все эти осьминоги в клюквенном соусе и другие деликатесы появлялись в меню только к вечеру, когда здесь собирался звездный народ – капитаны фотонных ракет, штурманы, знающие Вселенную как пять своих пальцев. Здесь они сиживали до утра, рассказывая за кружечкой пива о своих приключениях и далеких мирах. Уходя в опасный полет заходили сюда поднять стакан за возвращение и наспех молились перед открыткой с Мадонной, которую Дядюшка как-то купил в сувенирном киоске и повесил в углу в бронзовой рамке. Поначалу никто ее особенно не разглядывал, но однажды капитан знаменитой «Вероны», что в прошлом году покорила пять черных дыр, вернувшись чудом из ада, рассказал, что помолился ей перед стартом и лишь потому остался в живых. С этих пор и пошла молва о Мадонне с младенцем - покровительнице астронавтов. Дядюшка побеспокоился и купил еще пару открыток – на всякий случай, и спрятал их понадежнее, потешаясь в душе над суеверием, приносящим ему хороший доход.

Дела шли неплохо, здоровьем Господь Дядюшку не обидел, да и работа, по правде сказать, не очень его утомляла. Была, однако, и у него в душе не то, чтобы мечта, а какое-то душевное беспокойство, желание все поменять, уехать подальше, испытать свои силы. И может быть даже – ну, чем черт не шутит? – прославиться на весь белый свет открытием новых неизвестных доселе миров. Другими словами, хотелось ему чего-то нового, интересного и загадочного. И порою становилось ему так тоскливо, когда он думал – не суждено ли ему состариться за этой опротивевшей стойкой, протирая тарелки и разливая пиво в бокалы.

За привычным этим раздумьем, Дядюшка и не заметил, как заглянувшие в его кабачок инопланетные гости, доев еду и вылизав зелеными языками тарелки, разбрелись по углам, оглядывали теперь все вокруг, щупали занавески, тыкали пальцами в висевшие на стенах картинки, цокали языками и покачивали головой. Но похоже особенно им приглянулась открытка с Мадонной – столпившись возле нее, они причмокивали от удовольствия, и распространяли вокруг, согласно привычке своей, особый запах восторга, от которого Дядюшка чуть не раскашлялся. Наконец один из пришельцев подошел к нему и показал на открытку.

- Нам нужен эта Мадонна, - сказал он так, будто просил стакан минералки.
- Она не продается, - ответил Дядюшка.
- Вы сейчас не понимали, - сказал зеленокожий, - Я не хочу покупать, я хочу поменять.

Дядюшка удивился. Бывало – пришельцы дарили ему безделушки, бывало - он покупал у них несмотря на запрет… Но отчего-то раньше, даже в голову не приходило, что можно вот так просто взять и обменятся.

- И на что же Вы хотите ее поменять? – в голосе Дядюшки прозвучала ирония, которую вряд ли мог бы заметить неискушенный в земных языках инопланетянин.
- На очень полезная вещь, - ответил пришелец и поставил на стойку небольшой чемоданчик, внутри которого вопреки ожиданиям Дядюшки ничего не было –ни золота, ни межпланетных жетонов – в нем было пусто – и только на дне, отделанном красным бархатом, блестели какие-то жирные пятна, к тому же недавние. Наклонившись поближе Дядюшка с изумлением обнаружил запах своего знаменитого на всю Галактику блюда.
- Эта яичница великолепна, - сказал инопланетянин и остальные пришельцы согласно зацокали языками, - мы размножили ее в размножителе и поели еще.
- На здоровье, - ответил им Дядюшка, не вполне впрочем понимая, как яичницу можно размножить.
- Это нетрудно, - с неким подобием земной улыбки сказал инопланетянин и, подхватив с подноса румяненький гамбургер, положил его в чемоданчик, захлопнул крышку, вновь открыл ее и показал удивленному Дядюшке два совершенно одинаковых бутерброда.
- Это нетрудно, - повторил он еще раз и выждав эффектную паузу, добавил – если имеется Размножитель!
- Хорошая вещь, - согласился Дядюшка, ковыряя пальцем близнецы-бутерброды. И в голове его созрела вполне очевидная мысль.

Сняв с пальца кольцо, он положил его в Размножитель. Дядюшка не считал сколько раз он открывал и закрывал крышку, но вскоре чемоданчик был полон обручальных колец. «Золото» - прошептал он, испытав зубами металл.

Высыпав кольца в ящик стола, Дядюшка выпил залпом стакан минеральной, повесил на двери табличку «Закрыто» и пошел снимать со стены открытку с Мадонной. «И чего они – не мог понять Дядюшка, - размножили бы в чемоданчике этих открыток хоть миллион и хватило бы им на всю их цивилизацию». Но отговаривать их он, конечно, не собирался.

- Здесь инструкция - как это использовать и как это может работать, - инопланетянин передал ему толстую книгу в розовом переплете. Раскрыв ее наугад, Дядюшка обнаружил там чертежи и математические формулы. Он никогда не испытывал интереса к точным наукам и потому тут же закрыл книгу, опасаясь что ему начнут что-то еще объяснять и он обнаружит свою полную необразованность. Но инопланетянин похоже и не думал ничего объяснять, лишь проговорил как заученное наизусть – «Размножитель прост в изготовлении, и через несколько лет каждый землянин сможет иметь такое устройство». На что Дядюшка подумал, что вполне достаточно будет и одного землянина.

Пришелец вытащил из кармана форменный бланк, что-то там написал и протянув листок Дядюшке, попросил его расписаться. Затем изготовив в чемоданчике копию документа, пробежал текст глазами, с торжественным видом вручил Дядюшке один экземпляр и протянул для пожатия свою зеленую мохнатую лапу.

По всему было видно – пришельцы были довольны обменом. Что касается Дядюшки то он хоть и был несколько удивлен официальностью происходящего, но тоже чувствовал удовлетворение. «Ну почему бы и нет, - думал он, наблюдая как открытка с Мадонной исчезает в кармане пришельца, почему бы и нет, если им нужно одно, а мне что-то другое».
Проводив гостей до порога, он постоял недолго в дверях, наблюдая, как с ракетодрома стартуют одна за другой фотонные межгалактические ракеты. Теперь у него будет все, думал Дядюшка, и ракеты, и приключения, и красавицы c созвездия Андромеды, он покончит со своим ремеслом навсегда и однажды, прилетев с окраин Вселенной, он заедет сюда заказать кружечку пива, и небрежно бросит бармену монетку на чай.

Но сегодня, сегодня будет прощание, решил Дядюшка, сегодня он будет обслуживать всех с особенным удовольствием, потому будет делать это в самый последний раз. Он представил себе как он будет слушать вечером этих бахвалов, зная, что завтра, он наймет их к себе в экипаж и они полетят, туда, куда ему вздумается.
Дядюшка распорядился достать из подвалов лучшие вина в пыльных бутылках, ожидавшие именно такого вот случая, приказал наготовить вкусной еды и пригласить музыкантов повеселее.

Весь его день прошел в хлопотах и Дядюшка не заметил, как подошло время открывать кабачок.

- У тебя тоже пропала Мадонна? – спросил отставной капитан марсианского сухогруза, указывая почерневшим от радиации пальцем на пустую бронзовую рамку на стене у самой стойки. Дядюшка чуть не выругался – впопыхах он забыл повесить открытку на место. «Подожди, сейчас принесу, убирался я тут», - и прежде чем пойти за Мадонной, он налил старику бесплатную рюмку ликера.
- Так значит, это была не наша Мадонна, - сказал капитан, выпив все залпом.
Дядюшка насторожился.
- А что там случилось, - поинтересовался он осторожно.
- Да пропала Мадонна. По телевизору говорили. Висела где-то в музее, да вдруг возьми и исчезни на глазах уважаемой публики. Будто в воздухе испарилась и ничего от нее не осталось – висит только рамка, а в ней - ничего. Ну прямо, как у тебя.
- Не может быть!
- Вот и я говорю – не вранье ли? Однако может выйти и правда это, - сказал старик, отодвигая от себя опустевшую рюмку.
- Я что там еще говорили, - стал расспрашивать Дядюшка.
- Еще книжки показывали, и там тоже пустое место только осталось. Чудеса! А может и врут всё.
«Она, это она» - подумал вдруг Дядюшка и от этой догадки его всего прошиб пот. Слишком многое совпадало. Налив старику полную рюмку, он пошел за открытками. Взяв из ящика пожелтевший пакет, он открыл его и обнаружил там только два прямоугольника белой бумаги.

Из груди Дядюшки вырвался стон, дрожащими пальцами он вытащил из кармана листок, подписанный им и этими зелеными инопланетянами. И прочитал его заново:


ПРЕДЪЯВИТЕЛЬ СЕГО ПОЛУЧАЕТ АБСОЛЮТНОЕ ПРАВО НА СОБСТВЕННОСТЬ И ВОСПРОИЗВЕДЕНИЕ «РАЗМНОЖИТЕЛЯ» В ОБМЕН НА ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ ТАКОГО ЖЕ АБСОЛЮТНОГО ПРАВА НА СОБСТВЕННОСТЬ И ВОСПРОИЗВЕДЕНИЕ КАРТИНЫ ЛЕОНАРДА ДА ВИНЧИ «МАДОННА С МЛАДЕНЦЕМ»


Дата и подпись

Дата и подпись

Link | Leave a comment |

* * *

Jan. 1st, 1982 | 09:30 pm

Симфонии меня не привлекают,
Мне по душе теперь изысканный рояль
И голос одинокой скрипки,
Как лезвие сверкающей из мрака,
И в строгом черном фраке дирижер
Мне представляется деталью лишней
В столь утонченном ожерелье звуков
Капризом движимых к истокам красоты.
В их хороводе не ищу сюжета,
Пейзажей дивных, чувственных стихов.
Лишь жду, как задрожит в ответ им
Озябшая душа, осенний лист.

1982

Link | Leave a comment |

Марина (песня)

Feb. 1st, 1981 | 02:49 am

Марина…
Волос золотится.
Марина…
Красный гребешок
все снова побороть стремится
окрепший ветерок.

И ель и речка с золотинкой,
и земляники красной вкус,
и под твоей ладонью туз -
все так с тобой желает слиться
в одно – не существо, не тень…
Не знаю
- как назвать творенье
твое, мое … столь чудный день,
столь чудны мненья,
незавершенные сужденья,
наброски чувств,
случайность встреч.
Не удержать всего в ладони –
пусть все отнимет время кроме
моих надежд,
моих надежд,
моих надежд...

Link | Leave a comment |